Социальные отношения в период мустьерской эпохи в Абхазии

Развитие половозрастного разделения труда способствовало вызреванию тех общественно-экономических элементов, которые впоследствии привели к возникновению материнской (матриархальной) родовой общины. Именно на заключительных стадиях мустьерской эпохи начинают складываться объективные условия для становления родового строя, оформившегося уже в последующую эпоху.
Существенный сдвиг был сделан во взаимоотношениях полов. Вместо промискуитета постепенно утвердилась, так называемая, «кровнородственная семья», когда из сферы полового общения были исключены представители разных поколений – родители и дети. Затем, очевидно к концу мустьерской эпохи, половые запреты распространяются на родных братьев и сестер. Однако в целом мустьерская община оставалась все же замкнутой эндогамной организацией.
Резкое похолодание, вызванное наступлением ледникового периода, привело к необходимости искать более надежные жилища. Неандертальцы интенсивно стали заселять пещеры и гроты. Чаще всего они селились в неглубоких гротах, в начальной части пещер или же на площадке под нависающей скалой.
Как известно, на территории Абхазии имеется большое количество пещер, среди которых многие представляли все удобства для обитания в них первобытного человека1. Однако пока еще очень мало сделано для изучения их в этом направлении. В 1958 г.
в ущельях рек Мачара, Гумисты и Амткела было обследовано около 20 карстовых пещер, но следы обитания первобытного человека установлены пока только в двух, хотя не исключена возможность, что в дальнейшем и в других здесь существующих пещерах также обнаружатся палеолитические остатки.
Одна из этих пещер была, как видно, населена в позднемустьерскую эпоху. Пещера расположена на левом склоне ущелья р. Амткела в 2 км от села того же названия, высота ее у входа – около 15 м, ширина – 19 м, а глубина не превышает 18 м и имеет форму широко открытого навеса.
Хотя разведочные работы внутри пещеры не дали результатов, поскольку культурные остатки залегают здесь, видимо, глубоко, но обнаруженные у входа несколько кремней, из которых два отщепа имеют явные следы позднемустьерской техники обработки, свидетельствуют, что пещера, несомненно, была заселена в ту эпоху.
Большой интерес представляет Ахштырская пещера, расположенная вблизи северных границ Абхазии, на берегу р. Мзымты.
Она довольно глубока и имеет длинный и темный коридор, но обитаемы были лишь площадка перед входом и близкая к нему часть пещеры, освещавшаяся солнцем. У входа разжигались костры (об этом свидетельствуют зольные остатки), приготовлялась пища и изготовлялись каменные орудия. Темная и прохладная внутренность пещеры, как видно, использовалась для хранения запасов.
Из фаунистических остатков здесь были найдены кости, принадлежавшие не менее чем 49 пещерным медведям, а также небольшое количество костей гигантского оленя, кабана, лисицы и дикого кота.
Недалеко от Ахштырской пещеры, в долине р. Кудепсты, расположена Навалишинская пещера, материалы из которой указывают, что это была временная стоянка мустьерского человека.
Можно полагать, что она посещалась людьми лишь во время сезонных охот на пещерного медведя, а зимой была недоступна и непригодна для обитания.
Большие коллекции мустьерского времени собраны также в Ацинской, Хостинской и Партизанской пещерах, расположенных в окрестностях Сочи.
Приведенные данные свидетельствуют о том, что в мустьерскую эпоху начинают появляться первые признаки оседлости. Временные стойбища первобытных людей постепенно превращаются в более или менее постоянные лагеря.

Из книги Зураба Вианоровича Анчабадзе. Избранные труды в двух томах.